Блог Путешествия > Россия

Заброшенная деревня — Пегрема

Эти великолепные по красоте карельские места люди покинули более 40 лет назад, оставив после себя огромные дома и уникальные деревянные постройки, которые постепенно превращаются в руины. Моторная лодка за полчаса переместила меня в прошлый век…

Фотографии и текст Петра Косых

 

1. Пегрема — это заброшенная более 40 лет назад деревня. Уникальный образец деревянного зодчества прошлых столетий с большим количеством больших крестьянских домов и часовней Валаама Хутынского. В 1970-х годах ее жители в принудительном порядке покинули деревню, которую тогдашние власти посчитали неперспективной. На сегодняшний день большая часть домов превратилась в руины и только часовня, одиноко стоящая на мысу и периодически реставрируемая, не дает деревне прийти к окончательному забвению. Добраться до нее можно только по воде, но особо отчаянные любители экстремального «оффроуда» пытаются пробить дорогу и по суше.

 

Ламбасручей

2. Так называется небольшой карельский поселок в медвежегорском районе с населением почти в пол-тысячи человек. До города Кондопога всего 30 километров. Но это если мерить линейкой по карте. На самом деле, по дороге, которая огибает север Онежского озера получаются все две сотни.

 

3. Живописное место, которое затерялось среди многочисленных островов, заливов и скал северной Онеги. Деревенские пейзажи с лодочными гаражами на берегу, рыбаки, множество заколоченных и разрушенных домов — классика провинциальной России.

 

4. Единственное, что выделяется в поселке — это кирпичная школа, но и ее по слухам в ближайшее время могут закрыть из-за недостатка учеников.

 

5. Каких-либо достопримечательностей более не обнаружилось. Но я заехал в Ламбасручей не за этим. Именно отсюда можно по кратчайшему водному маршруту добраться до южных берегов Уницкой губы. Там находится заброшенная более 40 лет назад деревня Пегрема и поляна идолов, о которой я писал ранее.

 

6. Интернет, к сожалению, мне не дал ответа на вопрос: где найти лодку? Пришлось уже на месте гулять вдоль берега озера в поисках нужного человека. Долго бродить не пришлось… Встречайте, вот он — мой сегодняшний кэп Денис, «зафрахтованный» на пару дней.

 

7. Предлагаю взять ему пивка в местном магазине, но не пьет капитан. Работает. Покупаю заказанный лимонад.
Ловко отталкиваясь ногами, в несколько отработанных до автоматизма движений, Денис извлекает свое плавсредство из деревянного бокса.

 

Мижостров

8. И вот мы мчимся по синей водной глади Онеги. Огибая несколько островов губы Умпага, делаем промежуточную остановку в заброшенной деревне Мижостров. Денис проводит по ней небольшую экскурсию. Ему есть чем поделиться и что вспомнить, ведь он в этой деревне вырос, долгое время тут жила его мама…

 

9. Пока он рассказывает, я ловлю дежавю и мысленно перемещаюсь в прошлый год на Кенозеро (Серия репортажей оттуда здесь). Такое же озеро, острова, похожая лодка, природа, живые и мертвые деревни, но самое главное рассказы. Они похожи один в один.

 

10. «Жить и добираться до большой земли становилось все тяжелее, школы нету, магазинов тоже, мы и наши соседи были вынуждены покинуть родные места, бросить процветающие хозяйства и хорошие деревенские дома. Сейчас иногда приезжаем сюда косить траву и за грибами: … за этой горой много красных, а вон там в низине собираем соленики» — говорит Денис.

 

11. «Вот это наша банька, много тут детей раньше собиралось, прыгали с этого мостка, а здесь был наш огород» (показывает на заросшее поле)

 

12. Его дом еще стоит. Обветшал, конечно, но не развалился и по ощущениям в нем можно жить и сейчас. Когда то в нем жили 2 семьи, но соседи съехали первыми.

 

13. Главная достопримечательность деревни — часовня иконы Божией Матери «Неопалимая Купина» (1904г.)

 

14. Амбар на воде и одну из бань успешно разобрали и перевезли в Кижи. А вот часовню зыбыли.
В момент моего посещения она находилась в плачевном состоянии. И через год-другой на ее месте могла бы оказаться гора бревен.

 

15. Но нашлись энтузиасты и уже после моего посещения Мижострова они провели восстановительные работы в часовне. Так, что этот деревянный шедевр постоит еще не один год.

 

16. Спускаемся через пролесок в другую часть деревни. Тут несколько домов в «проживабельном» состоянии. Летом на остров иногда приезжают отдохнуть вдали от цивилизации московские родственники жителей Ламбасручья.

 

17. Еще некоторое время я хожу по деревне и фотографирую, Денис тем временем, закурив сигарету, спустился к лодке, долго сидел и смотрел с грустным лицом на свою полуразрушенную баню, по всей видимости, вспоминая детство.

 

Пегрема

 

18. Пора плыть дальше. Мимо небольших островов, через искусственную протоку мы выходим в Уницкую губу. Противоположный берег едва виден, подплываем ближе.

 

19. С воды хорошо видна часовня Варлаама Хутынского. Но жилых строений не просматривается — неужели ничего не осталось от деревни? Причаливаем к полуразобранному пирсу, к которому когда-то ходили «Ракеты» из Петрозаводска.

 

20. Денис поплыл дальше к друзьям на Колгостров, оценить намечающуюся халтуру и обещая забрать меня завтра. Я остаюсь один в некогда жилой деревне.

 

21. Вечереет. Начинаю прогулку по редколесью. Вокруг мертвая тишина, разбавленная пением птиц, писком комаров и шелестом молодой листвы.
Свобода, красота и покой… здесь хочется дышать полной грудью!

 

22. В далекие 60-е годы прошлого столетия Пегрема представляла собой типичный погост с огромными деревянными домами — образцами деревянного зодчества Заонежья. Их фасады (были) обращены к озеру. Деревня жила рыбным промыслом. Но рыба ушла, и тогдашние власти признали деревню неперспективной. Люди уехали кто-куда. Основная масса переселилась как-раз в Ламбасручей.

 

23. Спрятавшись за деревьями, стоят и первые экспонаты «музея под открытым небом».
Провалившиеся крыши, покосившиеся стены, пустые дверные и оконные проёмы — печальное зрелище.

 

24. За время отсутствия здесь человека, лес год за годом отваевывает у деревни территорию. Некоторые постройки теперь и вовсе представляют собой бревна торчащие из травы.
А ведь раньше сюда заезжали на легковых машинах. Естественно, дороги теперь нету. Даже на подготовленных внедорожниках сюда доехать шансов не много.

 

25. Повсюду следы диких зверей. На поляне рылом поработали кабаны, возле одного из домов оставили после себя кучу «овальчиков» лоси. И только медведь, который проживает рядом с деревней и был замечен некоторыми туристами, следов не оставил.

 

26. Завалившаяся на бок часовня Варлаама Хутынского (1770 год), — самое презентабельное здание. Именно она не дает деревне придти к окончательному забвению.

 

27. Чуть южнее находятся несколько деревянных двухэтажных исполинов…
Красивая природа, первая линия от озера, ровные видовые участки, но никому они тут не нужны, даже бесплатно.

 

28. Единственную оставшуюся на всю деревню баню в живописной бухте, редкие для этих мест туристы превратили в мусорку.

 

29. Пока еще не совсем стемнело, я удаляюсь на север в сторону поляны идолов. Нужно еще успеть поставить палатку и поспать несколько часов до рассвета.
Ночной лес оживает, в дебрях приходится включить фонарик. Прошлогодняя листва на узкой натоптанной тропинке хрустит под ногами, слева виднеются кресты и ограды старого кладбища.

 

30. Разложился на песчаном пляже, поспал немного и в утренних сумерках побрел обратно в деревню.

 

31. Деревянные «беззубые монстры» из темноты подглядывают за моими передвижениями. В такой атмосфере невольно прислушиваешься к каждому шороху. На заросшей сельской дороге попадается различный скарб. Скорее бы показалось солнце — будет повеселее…

 

32. И вот, наконец, долгожданный онежский рассвет.

 

33. Вышеупомянутая часовня позирует в солнечных лучах, пробивающихся сквозь кроны прибрежных деревьев.

 

34. В дома заходить уже опасно, поэтому фотографировал исключительно снаружи.

 

35. К середине июня и земля и вода после затяжной весны еще не достаточно прогрелись, поэтому утро обошлось без тумана. Жалко, конечно, с туманом фотки получились бы более мистическими. Но что есть, тому и рад.

 

36. Побродив пару утренних часов по деревне, я снова направился на север к поляне идолов. А к обеду Денис, как и обещал, забрал меня с этого «края света» и мы поплыли к цивилизации.

 

Нравятся мне такие места, в них чувствуешь себя как-то по особенному… Даже не знаю почему: из-за неповторимой атмосферы, духа прошлого, сильной энергетики, уникальной природы? Или это совокупность этих факторов?

 

Также на FotoRelax

Заброшенная деревня — Сидозеро

Остатки русского деревянного зодчества

Комментарии